Теория привязанности

, , Комментарии к записи Теория привязанности отключены

теория привязанности
Привязанность

Теория привязанности были впервые сформулирована Джоном Боулби в 1969 году и затем дополнена и применена к психологии взрослых людей.

Работа Боулби создала прецедент, что развитие в детстве сильно зависит от возможности ребёнка сформировать надежные отношения хотя бы с одним основным опекуном. Обычно, хотя бы с одним из родителей.

Изучение развития и темперамента в детстве привело Болби к заключению, что прочная связь с родителем даёт необходимое чувство безопасности и опоры. Без таких отношений, большая часть энергии развития расходуется на поиск стабильности и безопасности.

Дети без привязанности наполнены страхом и меньше готовы к поиску и получению нового опыта. Для сравнения, дети с прочной связью с родителями знают, что у них есть стена за спиной, поэтому они готовы рисковать и познавать новое (что, конечно, жизненно важно для обучения и развития).

Этот базис подкрепляется наблюдениями. Ребёнок с надежной привязанностью к опекуну имеет ряд немедленных нужд, которые взрослые удовлетворяют. Таким образом, у ребёнка есть возможность проводить много времени, наблюдая и взаимодействуя с окружением.

Это способствует их развитию. Для Болби роль родителей как опекунов — проводить больше времени, удовлетворяя нужды ребёнка. Эта роль формирует постоянную поддержку и защиту в первые годы. Позднее роль родителя — быть доступным для ребёнка и его нужд, периодически помогать во время его выходов в большой мир.

Мэри Эйнсворт развивала многие идеи Болби. В частности, она определила существование того, что она назвала поведение привязанности: пример поведения, которое демонстрирует ребёнок, лишенный безопасности, чтобы утвердить и укрепить связь со своим взрослым.

С тех пор как это поведение было замечено у всех детей, его стали считать врожденным или инстинктивным поведением человеческого вида. Исследование рассматривало срез детей с разным уровнем привязанности к родителям или опекунам от крепкой и здоровой до слабой и непрочной.

Дети были разделены со своими опекунами, и их реакция наблюдалась. Дети с прочной привязанностью были довольно спокойны, выглядели уверенными в том, что их опекуны вскоре вернутся. В то время как дети со слабой связью плакали и выражали огромный стресс пока вновь не соединились с родителями.

Позже в этом же исследовании дети подвергались намеренно стрессовым ситуациям, во время которых почти все демонстрировали поведение, целью которого было привлечение внимания опекунов. Яркий пример поведения привязанности.

Эксперимент Мэри Эйнсворт «Незнакомая ситуация»

Теория привязанности была дополнена и расширена в 1970 году психологом Мэри Эйнстворт. Ее новаторское исследование «Незнакомая ситуация» раскрывает глубокий эффект поведения привязанности. Исследователи наблюдали детей от 12 до 18 месяцев. Как они реагируют на краткое разлучение и после воссоединения с матерью.

Опираясь на наблюдения исследователей, Эйнсворт описывает 3 стиля привязанности: безопасный, амбивалентно-ненадёжный и избегающий стиль. Позже исследователи Мэйн и Соломон (1986) добавили четвёртый стиль — дезорганизованный, на основе собственного исследования.

С тех пор был проведён ряд исследований, которые подтвердили наличие стилей, описанных Эйнсворт, а также обнаружили, что стиль привязанности влияет на поведение в жизни позже.

Изучение материнской депривации

Печально известное исследование материнской депривации и социальной изоляции Гарри Харлоу в течение 1950-60х годов также изучало ранние связи. В серии экспериментов Харлоу демонстрирует как подобные связи формируются и как сильно влияют на поведение и функционирование.

В одной версии эксперимента новорождённый детёныш макаки резус был разлучен с матерью и воспитывался суррогатной. Детёныш был помещён в клетку с двумя проволочными самками. У одной была бутылочка молока, из которой детёныш получал питание. А другая была покрыта мягкой махровой тканью. Детёныш подходил к проволочной матери, чтобы поесть. Однако проводил почти все время с мягкой матерью.

Работа Харлоу также демонстрирует, что ранняя привязанность возникает в результате получаемого комфорта и заботы от опекуна, а не только из-за возможности быть накормленным.

Стадии привязанности

Исследователи Рудольф Шаффер и Пэгги Эмерсон проанализировали ряд отношений привязанности в лонгитюдном исследовании. В нем приняли участие 60 детей. За детьми наблюдали каждые 4 недели в течение первого года жизни, а далее ещё раз в 18 месяцев. Основываясь на своих наблюдениях, Шаффер и Эмерсон выявили 4 самостоятельные фазы привязанности:

Стадия «до привязанности». С рождения и до трёх месяцев дети не демонстрируют особенную привязанность к опекуну. Сигналы детей, такие как плач, суета привлекают внимание опекуна, и позитивный отклик ребёнка вдохновляет опекуна становиться ближе.

Беспорядочная привязанность. Примерно с 6 недель и до 7 месяцев ребёнок показывает предпочтение опекунам первого и второго порядка. В течение этой фазы у ребёнка развивается чувство доверия, что опекун откликается на нужды. Он ещё принимает заботу от других людей, но к 7 месяцем уже лучше различает близких и не очень людей. Он также более позитивно реагирует на опекуна первого порядка.

Различающая привязанность. С 7 до 11 месяцев дети демонстрируют прочную привязанность и предпочтение одному человеку. Они сопротивляются разлучению с фигурой привязанности (сепарационная тревога) и начинают боятся незнакомых .

Теория привязанности: паттерны привязанности

Паттерны привязанности включают:

Безопасная привязанности. Безопасность определяется уровнем дистресса при разлучении с опекуном и радостью, когда он вернулся. Помните, что дети чувствуют безопасность и способность зависеть от своего взрослого. Когда взрослый уходит, ребёнок может быть расстроен, но он уверен, что опекун вернётся. В момент испуга ребёнок с надёжной привязанностью ищет комфорт у опекуна. Такой ребёнок знает, что ему обеспечат комфорт и успокоение, поэтому легко обращаются, когда им необходимо.

Амбивалентная привязанность. Дети с амбивалентной привязанностью обычно испытывают сильный стресс, когда родители оставляют их. Такой вид привязанности встречается нечасто, примерно у 7-15 процентов детей в США. Амбивалентная привязанность может быть результатом слабой родительской способности. Такие дети не могут опираться на родителей или опекунов в момент необходимости.

Избегающая привязанность. Дети с избегающей привязанностью склонны избегать родителей или опекунов. Они не демонстрируют разницы в предпочтении между родителями и незнакомцами. Исследования показывают, что такая привязанность может возникать, если опекуны небрежно или насильственно обращаются с ребёнком. Дети, которых наказывали за попытки положится на опекунов, учатся не просить о помощи в будущем.

Дезорганизованная привязанность. Дети с дезорганизованной привязанностью часто показывают смешанное поведение, и могут выглядеть дезориентированными, потрясёнными или смущёнными. Они могут избегать и противостоять родителям. Некоторые исследователи считают, что недостаток здоровой привязанности — результат непоследовательного поведения опекунов. В таких случаях, родители являются источником и комфорта, и страха, что ведёт к дезорганизованному поведению.

Положения теории привязанности:

1. Склонность к поиску и установлению привязанности со значимыми людьми — врожденное свойство людей, которое сохраняется на протяжении всей жизни. Взаимозависимость — не детская черта, которую можно перерасти, а природное человеческое свойство. Привязанность и связанные с ней эмоции — это основа близких отношений. Любой человек болезненно переживает изоляцию и утрату.

2. Надежная привязанность укрепляет автономию и является условием для уверенности в себе. Надежная привязанность и автономия — две стороны одной медали, согласно теории привязанности. Были проведены исследования, подтвердившие, что надежная привязанность положительно коррелирует с позитивным представлением о себе. Теория привязанности говорит о том, что здоровым является поддержание взаимозависимости, а не самодостаточность и отдельность от других.

3. Привязанность обеспечивает безопасную гавань. Привязанность — врожденный механизм выживания, который действует не только у детей, но и у взрослых. Присутствие объекта привязанности (родителей, детей, любимых) дает ощущение безопасности и комфорта, а ощущение их недоступности переживается как дистресс. Согласно исследованиям, близость любимого человека успокаивает нервную систему, это природное лекарство от стрессов и чувства беспомощности.

4. Привязанность обеспечивает безопасную базу, отталкиваясь от которой человек может исследовать окружающий мир. Наличие такой базы поддерживает желание исследовать новое и придает уверенность в себе, нужную, чтобы идти на риск и обучаться новому. Когда в отношениях присутствует ощущение безопасности, люди проявляют больше желания прийти на помощь, оказать поддержку и преодолеть стресс и конфликты.

5. Связь строится на эмоциональной доступности и отзывчивости. Фигура привязанности может присутствовать физически, но быть недоступной эмоционально. В этом случае человеком переживает дистресс сепарации. В логике привязанности даже гнев лучше, чем отсутствие эмоциональной реакции, так как связь между людьми строится на эмоциях. Если человек не проявляет эмоций и отзывчивости, то это означает для другого человека, что он не имеет значения, и что между ними нет связи. В отношениях привязанности мы испытываем самые сильные эмоции.

6. Страх и неопределенность активизуют потребность в привязанности. Когда человеку что-то угрожает или когда он устал, переживает, или когда он сомневается в надежности отношений, он переживает сильный дистресс и его потребность в утешении и контакте возрастает. Привязанность к значимым другим — это главная защита от чувств беспомощности и бессмысленности.

7. Процесс сепарации предсказуем. Если побуждение к возобновлению привязанности не получает отклика, запускается процесс возмущение и гнева, цепляния, затем наступает депрессия и отчаяния, после них — отчуждение и обособление. Депрессия в этой ситуации является естественной реакцией на утрату связи. В надежных отношениях реакция протеста на недоступность партнера признается и замечается.

8. Теория привязанности описывает несколько способов, применяемых людьми, чтобы справиться с неотзывчивостью объекта привязанности. См. об этом в отдельной статье «Привязанность».

9. Мы определяем себя в контексте своих самых близких отношений. Одни люди могут считать себя интровертами на основании того, что предпочитают стратегию избегания при совладании с дистрессом сепарации. Другие считают себя эмоциональными и несдержанными людьми, так как реагируют тревожным образом на отдаление объекта привязанности. Если у человека есть надежная привязанность, он склонен определять себя как достойного любви и заботы, уверенного и компетентного человека. Люди с надежной привязанностью также склонны определять своего партнера как надежного и достойного доверия. Эти убеждения составляют рабочие модели, которые переносятся человеком в новые отношения. Рабочие модели отношений поддерживаются, развиваются и меняются в ходе эмоциональных взаимодействий с любимым человеком. На возможности их перестройки основана эффективность семейной психотерапии.

10. Изоляция и утрата являются травмирующими событиями. Теория привязанности по существу является теорией травмы. Боулби описал травму депривации, утраты, отвержения теми, кто имеет для нас большое значение, и то огромное влияние, которое это на нас оказывает. Боулби утверждал, что наличие у человека надежной привязанности делает его менее склонным к тревожности и острому или хроническому страху, чем тех, у кого нет уверенности в надежности привязанности любимых людей.

(По книге С. Джонсон «Практика эмоционально-фокусированной супружеской терапии»)