Анорексия

, , Leave a comment

анорексия
Анорексия

Елена, доброго времени суток! Меня зовут Ольга, моей дочери Насте 13 лет, и я беспокоюсь, что у нее анорексия. Мы переехали из России в Европу 4 года назад. У дочери есть подруга Женя, которая страдает булимией и анорексией, Настя с ней очень близка. Проблемы у подруги начались два года назад и продолжаются до сих пор. Настя ее всегда очень жалела, и в то же время ей было страшно, потому, что Настя с детства панически, просто до фобии боится, когда людей тошнит.

В начале июля этого года мы приезжали с Настей в Россию к моим родителям, она там отравилась и ее сильно тошнило всю ночь, к утру прошло, но с того дня она стала есть как котенок, ссылалась на тошноту и боли в желудке. Перед вылетом за неделю ей стало совсем плохо, она почти неделю ничего не ела, только ягоды и воду пила. Ее трясло мелкой дрожью, и я даже хотела сдать билеты. Когда мы все-таки прилетели домой, она так ослабела, что пришлось вызвать ей скорую и госпитализировать. Врач ничего не нашел, анализы прекрасные. Посоветовал дробное частое питание и много жидкости. Спустя неделю все пришло в норму. И я думала, что это просто последствия пищевого расстройства.

Последний месяц заметила, что дочь очень интересуется в интернете историями девочек с анорексией. Она делилась со мной, мы обсуждали как это страшно, она со мной соглашалась, и ей было их жалко. Но в то же время она стала отказываться от завтрака, все время взвешивается.

Буквально неделю назад я нашла разломанный станок для бритья у нее в ванной, спросила, что это такое, и она мне сказала, что наступила нечаянно на него и сломала, а лезвие выбросила. Но три дня назад, я увидела у нее на руках следы порезов, тонкие такие линии параллельно друг другу. Спросила что это, она стала врать, что это наша кошка ее поцарапала, надулась, закрылась в комнате. Я остыла, решила не провоцировать ситуацию и стала искать в интернете причины такого поведения.

На следующий день я зашла к ней с шоколадкой, села поговорить просто так ни о чем и постепенно завела разговор на тему ее порезов. Рассказала, что прочитала в интернете о причинах такого поведения и стала перечислять их. Когда рассказывала, что это бывает, когда человек хочет за что-то наказать себя, она занервничала и я поняла, что это ее случай. Спросила, за что она наказывает себя, она расплакалась, попросила ее не ругать и призналась, что она ненавидит себя, считает себя «толстой» и некрасивой и «наказывает» себя, если съела много или что-то не способствующее похуданию. Надо сказать, что при росте 1.65 она весит 45 кг., выглядит длинной и худой. Она профессионально занимается волейболом и ходит в танцевальный класс в школе.

В тот вечер мы откровенничали обе, я рассказывала о моих проблемах в школе в ее возрасте, она призналась, что очень хочет похудеть и поэтому совсем ничего не ест в школе, а деньги, которые я даю на питание она тратит на жевачку и покупает ланчи друзьям. Рассказала, что в школе у нее есть друг мальчик, который поддерживает ее и выслушивает все ее душевные переживания.

Вчера, пока она была в школе, я перерыла весь интернет в поисках информации об анорексии.

Пришла к тому, что проблема кроется в низкой самооценке, в зависимости от чужого мнения, в отсутствии любви к себе, во внутреннем одиночестве и еще у таких детей четко прослеживается эгоизм и зацикленность на себе.

Вчера вечером я поделилась с ней своей информацией и сказала, что она больна анорексией и это страшно и что это уже нужно лечить. Она не считает себя больной, говорит, я же не выгляжу, так как эти девочки. Я объяснила, что есть четыре стадии заболевания, и она находится в той стадии, когда уже симптомы заболевания налицо.

Потом спросила, считает ли она анорексичных девочек красивыми, показала ей фотографии девушек обтянутых кожей. Она нашла их красивыми и сказала, что очень хочет выглядеть так же. У меня просто шок!

Я ценю тот контакт, который установился между нами, она сказала, как хорошо иметь маму, которая понимает тебя и не нужно прятаться и ничего скрывать. Я все понимаю. Но я хочу также понимать как мне правильно себя вести с ней, о чем говорить, а о чем нет. Нужна ли нам помощь психиатра (может даже обоим)? И на этой стадии можно ли вылечить ребенка или придется дойти до самого «дна»?

Я готова бороться за своего ребенка и делать все что нужно. Знать бы только что.

Да, еще забыла написать, что мужу я обо всем этом не говорила. Настя – мой ребенок от первого брака. Муж любит Настю, но он достаточно строгий человек и первый именно он обратил внимание на то, что она перестала есть. Наедине он говорил мне, что нужно эту «дурь у нее выбить из головы», и что она от подруги набралась этой чепухи. Я думала, что он преувеличивает проблему, но сейчас вижу, что он был прав — это уже действительно задача, которую нужно решать немедленно. Я просто не знаю, нужно ли ему вообще говорить о масштабах этой проблемы, поймет ли? Скорее посчитает это блажью.

Пожалуйста, напишите мне Ваше мнение на счет всего этого. Я очень буду ждать Ваш ответ.

Здравствуйте, Ольга.

Вы правы, речь идет об анорексии, и Насте действительно нужна помощь.

Настя могла перенять отношение к еде у подруги, но она переняла только способ справиться с какими-то сложными внутренними переживаниями. Сами же эти переживания были у нее до этого, и это очень сложные и тяжелые чувства. О том, насколько они тяжелы, говорит серьезность расстройства и самонаказание порезами на руках.

Переживания могут быть связаны с тем, что она на самом деле не так хорошо перенесла переезд в другую страну, как кажется. Из того, что вы описали, видно, что она испытывает сильную тревогу и осознание своего несовершенства. Но причины могут быть и в чем-то другом.

Нужно понять, в чем ее проблемы, и помочь ей найти способ справиться с ними. У вас самой это сделать не получится, как бы откровенна она с вами ни была, потому что вы находитесь внутри семейной системы и не можете быть объективны, и еще потому, что для этого нужны специальные знания.

Внутренняя логика ее расстройства может быть такой. Когда людей тошнит, это вызывает в окружающих отвращение. Настя могла бояться этого явления, потому что для нее это стало своего рода символом всего отталкивающего, и она очень боялась, что она сама станет для людей такой, отвратительной и отталкивающей. Когда человек сильно чего-то боится, его может начать привлекать эта тема, потому что это уменьшает тревогу. Возможно, из-за этого она и подружилась с Женей: потому что чувствовала в ней тот же страх быть некрасивой или неприятной другим.

Когда Настя отравилась и ее тошнило, она могла бессознательно убедиться, что она такая, какой всегда боялась быть. Поскольку невыносимо ощущать себя отвратительной, она захотела стать лучше, и выбрала для самосовершенствования тот же путь, что и ее подруга. Она не может остановиться, потому что в ее голове это значит навсегда остаться отвратительной. Это настолько невыносимо, что даже понимание смертельной опасности анорексии не может оставить ее.

При этом понятия о красоте и желаемом облике ужасно искажаются, и анорексичные девушки могут стать идеалом красоты. Ее бесполезно убеждать в чем-то, потому что анорексия не поддается рациональным разубеждениям. Некоторые девушки вообще не понимают, что с ними не так, а некоторые понимают, но остановиться не могут.

Стоит отправить дочь к психотерапевту или психологу, который специализируется на пищевых расстройствах. Я бы не советовала выбирать краткосрочные методики, потому что они уберут остроту проблемы, но не избавят вашу дочь от внутренних проблем, решение которых требует времени.

Если ситуация опасна для ее жизни, то психолог порекомендует ей психиатра для назначения медикаментов или назначит их сам. Но тут нужно понимать, что лекарства снизят опасность для ее жизни, но не помогут ей научиться справляться с тяжелыми переживаниями, и в дальнейшем она найдет какой-то другой, тоже нерациональный и, возможно, опасный способ с ними справляться, или вернется к тому же самому способу, только будет более тщательно его скрывать.

Психолог поможет Насте проработать ее ощущение своего несовершенства и страхи, связанные с негативным образом себя. Это может занять много времени, и не сразу изменит ее отношения к еде. В этот период достаточно, чтобы она больше не теряла вес. Нельзя сразу отбирать у нее  тот способ решения проблем, который она для себя нашла, потому что это будет очень тяжело для нее и вряд ли вообще получится.

Важно, чтобы Насте нравилось работать с тем психологом, которого вы выберете. Если он будет ее чем-то напрягать, и она попросит его сменить, то лучше пойти ей навстречу. Не стоит просить ее делиться тем, что происходит на сеансах, только если она сама захочет рассказывать об этом. Вообще чем меньше вы ее принуждаете к чему-то, тем лучше. В особенности не стоит заставлять ее есть, но это вы, наверное, уже знаете.

avatar3
Помощь психолога при анорексии

 

Leave a Reply

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.